Погибший на территории «Красной Звезды» мальчик мог насмотреться роликов о заброшенных зданиях



Об этом cherinfo сообщили родители погибшего 15-летнего Вадима Багулина.

Ученик лицея «АМТЭК» 7 ноября, предположительно, выпал из окна четвертого этажа заброшенного промышленного здания на территории обанкротившегося завода «Красная Звезда» в переулке Ухтомского. От полученных травм ребенок скончался на следующий день в детской городской больнице.

Вадим Багулин с мамой незадолго до трагедии

Как рассказала Валентина, мать погибшего мальчика, Вадим ни разу не был замечен в каких-либо сомнительных историях, 7 ноября он впервые не пришел домой (семья живет в частном доме) в заранее оговоренное время.

«Был первый день после каникул, — вспоминает Валентина. — На выходных мы ездили в Петербург к родственникам, ходили на концерт группы «Наутилус Помпилиус», потом на спектакль по Гоголю. Вадим всегда был с нами. В тот день все было как всегда. Мы забрали его из школы, дома я спросила, как дела, нужно ли помочь с уроками. К 15.30 мне нужно было на тренировку, Вадим вышел из комнаты, держал в руках сто рублей (у него всегда есть карманные деньги, он сам может брать их), спросил меня: «Мамочка, можно я пойду погуляю?» Он меня всегда называл «мамочкой». Он обычно гулял с 12-летним сыном моего брата, они иногда ходили в «Макдоналдс». Вадим никогда не выезжал за пределы нашего района, он плохо знал город, знал лишь несколько маршрутов автобусов, потому что мы всегда ездим на машине. Я сказала, чтобы в 16.50 он вернулся. В 16.45 я приехала, в 17.15 позвонила ему, но он не ответил. Я подумала, что просто не слышит, может быть, едет в автобусе. Внезапно мне стало плохо. Физически плохо. Стало тошнить, я села на стул и поняла, что что-то случилось. Я позвонила Вадику: два гудка и сбрасывает. Я снова позвонила, он взял трубку, и я услышала хрип…»

Как утверждает Валентина, она запомнила практически весь диалог с сыном. Приводим его по словам матери:

— Мамочка, прости-прости-прости меня! Я хочу дышать, я жить хочу, я упал с высоты высокой!..

— Вадимушка, я хочу помочь тебе, помоги мне, как мне тебя найти? Ты в Череповце?

— Да…

— Где ты?

— Наверное, в 104-м…

— Где ты, зайка, что ты видишь?

— Бетонный высокий забор…

— Может быть вывеска, номер дома, слово нехорошее написано?

— Просто забор, мама, тут… Стройка… Я упал с высоты высокой…

Заброшенное четырехэтажное здание на территории "Красной Звезды"

— Ты видишь краны, трактора, техника стоит?

— Нет, я слышу машины едут.

— Ты лежишь на песке, земле, траве?

— Земля и грязь… И трава есть… У меня нога отломлена совсем, я дышать хочу…

— Вспоминай, Вадим, как ты там оказался!

— Я, наверное, у моста, который в 104-й…

— Где церковь?

— Наверное, с другой стороны…

— Ты под мостом?

— Нет, не под мостом.

— Ты приходил ко мне в больницу, помнишь? Видишь эту больницу?

— Не-е-т…

— Зайка, сколько зарядки на телефоне?

— 18 процентов.

— Давай я поеду за папой, мы тебя найдем, а ты со мной говори. Мы уже за тобой едем!

Валентина объясняет, что не позвонила в спецслужбы, так как не хотела прерывать связь с сыном по единственному имевшемуся телефону. Женщина примерно за пять минут доехала до работы мужа, зашла в цех и закричала, чтобы супруг срочно одевался.

Иван, отец мальчика, взял у жены трубку, Вадим сказал: «Папа, набери в Интернете «Красная Звезда», сразу увидишь все… Я пролез в щель…»

Вадима бросились искать всей семьей. На помощь родители вызвали также второго сына, 22-летнего студента ЧГУ, который и нашел брата.

«Там дыра под воротами сантиметров 40, потом пролом в бетонном заборе, от него еще 15 метров примерно, там Вадик и лежал, — продолжает Иван. — Высоченное промышленное здание — четыре этажа. Я в службу «112» позвонил еще по дороге. Прибежали два спасателя, еще двое стали пилить замок ворот, чтобы подъехать на машине прямо к месту. Приехала скорая, переложили Вадима на носилки, до приезда врачей все его даже трогать боялись, нога была в абсолютно неестественном положении».

В региональном управлении СК РФ отказались комментировать ход расследования уголовного дела, возбужденного по факту гибели Вадима Багулина.

«В скорой помощи он все говорил: «Мамочка, мне холодно! Принеси мне много-много горячего чаю!.. — вспоминает Валентина. — Я ему отвечала, что принесу столько чаю, сколько он захочет, что мы тут, что все будет хорошо. Поехали в больницу, врач посмотрел на снимок: «Срочно в реанимацию!» Туда нас не пустили, мы остались одни. Позднее домой к нам приехали из полиции, изъяли телефон Вадима, планшет, компьютер. Ночью мы поехали в дежурную аптеку за средствами гигиены для Вадима. На выходе встретили полицейских, которые были у нас дома. Один из них сказал вдруг: «Ищите, чем вы его передавили, что он у вас в окно вышагивает!» У меня как будто жизнь кончилась. Я до этой фразы даже подумать не могла о такой версии. Это просто невозможно! На следующий день днем позвонили из больницы: «Где ваш супруг? Пусть ОН перезвонит». Я сразу все поняла».

Родители попытались сами выяснить, что случилось с их сыном. Нашли на планшете Вадима интернет-карту с точкой на входе к заводу «Красная Звезда». Узнали, что в 16.57 он снял на свой телефон вид с крыши здания, из которого упал.

«Мы зашли на YouTube, набрали «Красная Звезда Череповец» и обомлели, — показывает смартфон Иван. — Вот смотрите: это ролики о том, как наши череповецкие подростки ползают по этому зданию! У них это считается модным! Если ты не побывал на «Красной Звезде», ты — лох! Все дети в городе знают о «Красной Звезде». Мы прямо на похоронах спросили нескольких сверстников Вадима об этом, так один из них был там несколько раз! Знаете, нам стало очень страшно…»

«Вадик ходил в частный детский сад, учился в лучшей школе, у нас были абсолютно доверительные отношения, — дополняет Валентина. — Он очень дисциплинированный, чистоплотный, любит порядок. У него очень хорошие отношения в классе, девочку он любил одну… Я сейчас осознаю, что у меня Вадика отняли. Именно отняли, понимаете? У меня нет теперь сына, но я хочу, чтобы остальные дети были живыми и здоровыми, чтобы «заброшки», как подростки их называют, были закрыты для посторонних, а эти ролики — это же реклама для них! — удалены. Это же дети! Для них это приключение, любопытство играет, надо потешить свое самолюбие, но они даже не понимают, насколько это опасно. В любой семье это может случиться. Я сейчас каждое утро на кладбище хожу. Чай ношу Вадику горячий — я же ему обещала».

Мэр Череповца Елена Авдеева распорядилась в течение месяца провести инвентаризацию всех заброшенных объектов в городе и выставить их собственникам требования незамедлительно обеспечить безопасность, обнести территории глухим забором, заколотить окна. «Материалы по тем собственникам, кто этого не сделает, будут переданы в прокуратуру», — пообещала Елена Авдеева.

Официальный сайт города Череповца

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)